Ахмад Шах Масуд: «В АФГАНИСТАНЕ МИРА НЕ БУДЕТ, ПОКА…»

 До тех пор, пока вмешательство Пакистана в дела Афганистана будет иметь место, мир в нашей многострадательной стране невозможен. Кстати, хочу подчеркнуть: вмешательство Пакистана только Афганистаном не ограничится. Эта страна имеет далеко идущие цели и программы в отношении Средней Азии и других регионов. Для их достижения использует радикальные группировки. Потому кризис в Афганстане касается не только афганцев. Это кризис Средней Азии и всего региона.

— Основная часть Афганистана сегодня находится в руках талибов. Какова в данное время ситуация в регионах, находяшихся под их контролем?

 — Я бы сформулировал так: не такая, как бы им хотелось. Талибы ослаблены, с военной точки зрения, нет у них прошлогодней мощи.

— Почему?

 — Потому что разногласия разделили их на группировки. А корень разногласия — это национализм и расовая дискриминация. Часть улемов (ученых) отделилась от талибов. Разъединение между муллой Умар и муллой Раббони породило две противоборствующие группы. Среди них немало и малочисленных группировок.

 — Чем же вызваны их внутренние противоречия?

 — Прежде всего местничеством. Например, в Джалалабаде, Пактие и Пактико, где все говорят на пашту, во власти находятся кандагарцы. Это привело к разделению и вражде среди самых паштунов. Местничество никогда к добру не приведет. Жители каждой махаллы хотят сами решать свою судьбу. Одним словом, талибанская политика национализма и местничества оттолкнула их от афганцев, и нет теперь былой народной поддержки.

— Однако, несмотря на это, на фронтах талибы добиваются успехов.

— Как я уже сказал, реальность совершенно другая. Бывшие талибы держали под контролем западные и северные регионы Афганистана. Бои шли в основном в Парване, Каписо и Тахаре. Спустя некоторое время мы свои базы на севере смогли вновь освободить от талибов и перенести линию фронта на запад страны, то есть на Гур, восток Герата и Фарах. В этих районах мы укрепили свои базы. Сейчас ожесточенные бои идут на севере и западе Афганистана, точнее, за Мазари Шариф, Саманган, юг Сарипула, Фараб, восток Фараха, Герат и Гур. В последние дни столкновения происходят на востоке страны, в регионах, где живут паштуны, — Джалалабаде, Кунаре, а также в Лагмане. Талибы любым путем хотят завладеть нашей базой в регионе проживания паштунов, на границе с Пакистаном. По нашим сведениям, пакистанцы и талибы хотят провести военную операцию в Парване, Каписо и севере Кабула. Уверен, что они, как и в прошлом году, потерпят неудачу.

— Сегодня на устах у всех полевые командиры, которых несколько лет назад никто и не знал. Вы можете сказать, кто они, чем прославились?

 — Их засветила нынешняя ситуация Афганистана. Первоначально афганцы верили в талибов, видели в них надежду на спасение. Однако со временем надежду сменило разочарование, так как талибский “путь спасения” их привел к пропасти. Дело дошло до того, что в подконтрольных талибам регионах люди бунтуют, открыто высказывают свое несогласие политике талибов. Протесты эти, в свою очередь, выводят на арену новых лидеров, которые представляют разные племена и нации. Например, сейчас Джузджан и Сарипул в руках улемов, которых раньше никто не знал. В Тахоре и Парване командуют молодые лидеры, имеющие хорошую военную подготовку. В Тахоре известным командиром стал Довуд, Бисмиллах на севере Кабула, доктор Ибрагим в Гуре. Они смогли освободить многие регионы от талибов. Будем надеятся, что их борьба за автостраду Герат — Гельман и Герат — Кандагар также завершится успешно.

— Не  секрет, что талибов всячески поддерживают многие радикальные партии и группировки других стран. Среди них можно назвать Хизб-ут-тахрир, уйгурских сепаратистов, чеченцев…

— Все эти партии и группировки, а также талибы являются орудием в руках Пакистана. Пакистан хочет иметь свой исламский центр в разных странах, в том числе в Афганистане, Таджикистене, Узбекистане. С этой целью из разных стран собирает наемников, которых обучают пакистанские военные. В свою очередь, эти наемники, реализуя стратегическую политику Исламабада в Афганистане и Средней Азии, защищают его интересы. Все они управляются с одного центра. Еще раз подчеркну: Пакистан делает все для того, чтобы в регионе иметь свой исламский и географический центр воздействия.

— По  некоторым данным, представитель Хизб-уттахрир Джумаи Намангани находится на территории Афганистана. Это слух? У Вас имеются какие-то сведения?

— Он сейчас находится в Мазари Шарифе, в районе Юлдош.

— Говорят, в Афганистане действуют новые группы из числа уйгурцев и чеченцев. Это правда? Если да, то где находится их центр?

— Да, это так. Их главный центр находится в Пешаваре (Пакистан). Они также имеют центры в Афганистане, если быть более точным, в Кабуле, Кандагаре, Герате и Кундузе.

— Где они проходят военную подготовку?

 — В основном в Ришхуре и на севере Кабула под руководством Уссама бен Ладена. Потом их перебросят на границу. Задача этих центров, находяшихся на границе, — их переброска в Средную Азию и другие страны.

 — Говорят, много чеченцев вошло в  Афганистан. Они что, участвуют во внутриафганской войне? — Я в курсе, что они вошли в Афганистан. Но на фронтах с ними не сталкивался. Их центры находятся в Мазари Шарифе, Кабуле и Кандагаре.

 — Группа «6+2» и  другие страны прилагают усилия, чтобы войну в Афганистане прекратить путем переговоров. Что нужно делать, чтобы усадить талибов за стол переговоров?

 — Для того, чтобы вынудить талибов на переговоры, нужно учесть два важных фактора: 1) противодействие внутри Афганистана; 2) прекращение иностранного вмешательства во внутренние дела Афганистана. Нужно серьезно усилить противодействие агрессии Пакистана и талибов. С другой стороны, необходимо усиление международного давления на Пакистан, чтобы вынудить Исламабад отказатся от прямого вмешательства во внутренные дела Афганистана. До тех пор, пока вмешательство Пакистана в дела Афганистана будет иметь место, мир в нашей многострадательной стране невозможен. Кстати, хочу подчеркнуть: вмешательство Пакистана только Афганистаном не ограничится. Эта страна имеет далеко идущие цели и программы в отношении Средней Азии и других регионов. Для их достижения использует радикальные группировки. Потому кризис в Афганстане касается не только афганцев. Это кризис Средней Азии и всего региона. И единственный путь выхода из данного, слишком затянувшегося кризиса — усиление противодействия, всемерная международная поддержка тех сил, которые борятся с этими агрессорами. Однако, к сожалению, до сегодняшнего дня, кроме словесного и политического сочувствия, мы никакой реальной поддержки не видели. Даже простой гуманитарной помощи.

Шариф Хамдампур  (2000 г.)

Акс, видео, хабарҳои ҷолибро фиристед: Viber, Whatsapp, IMO, Telegram +992 93-111-08-61


Все комментарии

Станьте первым, кто оставит свой комментарий.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.