Яблоко раздора. В чём ошибки американцев и русских?

Президент Таджикистана Эмомали Рахмон своими указами посмертно наградил двух известных деятелей Исламской Республики Афганистан Бурханиддина Раббани и Ахмад Шаха Масуда высшей государственной наградой Таджикистана — орденом «Исмоили Сомони I степени».

В 2006 году главный редактор еженедельника «Таджикистан» Шариф Хамдампур беседовал с Президентом Афганистана Бурханиддин Раббани в Кабуле. Беседа опубликована в книге Шарифа Хамдампура «Мы больше, чем соседи. Лицо и события от Памира до Кремля». (Москва, издательство «Родина», 2021)

— Господин Бурхониддин Раббони, Вы всегда заявляли, что соблюдение интересов наций и племен, живущих в стране, является главным условием мира в  Афганистане. Однако протест, произошедший в понедельник (29.05.2006), говорит о том, что названный Вами фактор не может быть гарантом мира на афганской земле.

— В обществе, идущем по пути демократических ценностей, протесты — явление обычное, общепринятое. Мировая практика показала, что даже в развитых странах, в том числе в Америке и Франции, люди увидели пути решения проблем в  массовых протестах. Хотя их действия иногда приводят к  беспорядкам и  разрушениям. Обычно люди только тогда прибегают к  протестным акциям, когда их мнения или запросы игнорируются. Когда общество находится на стадии формирования гуманистических и  демократических ценностей, бояться протестов неправильно, более того, противоестественно. Конечно, в Афганистане немало проблем, но чтобы их решить, нужно время.

— Как Вы считаете, в этом выступлении имела ли место «иностранная рука»?

— Думаю, это был спонтанный случай и не имел организаторов. Ведь большинство протестантов — это «самодеятели», учащиеся школ, а также искатели приключений.

— Кроме учета интересов наций и  племен, какой из факторов (Афганистан как родина, ислам как религия или что-то другое) способен сегодня в большей степени объединить народы Афганистана?

— Как вы знаете, у  единства много факторов. Это солидарность, общие интересы, единая родина, система, обеспечивающая равенство всех религий, верховенство закона, укрепление справедливости. Они вместе взятые и объединяют нацию.

Кроме того, на мой взгляд, важнейшим условием для единства солидарных племен и групп Афганистана является их участие в  управлении страной. Благодаря этому утверждается верховенство закона, укрепляется порядок и  формируется общественная среда, которая вселяет в людей уверенность в лучшем будущем. А внешнее вмешательство, несправедливость, экономические проблемы, а  также злоба и  неведение об истинных национальных интересах становятся причинами общего недовольства и недоверия.

— И  все-таки, единый Афганистан или ислам как религия определяют сегодня ситуацию в стране?

— И то, и другое! Религия, по сути, утверждает справедливость. Потому исламская религия в условиях Афганистана является важнейшим фактором. В нашей мусульманской среде, где единая вера, ислам не может быть яблоком раздора. Последователи единой религии, граждане единой родины не должны из-за социальных проблем сеять рознь. То есть религиозные ценности должны привести к равенству племен и наций. Но когда последователи одной религии, граждане единой родины делят себя на подданных первой категории, второй категории, угнетателей и угнетенных, действительно возникает не только разделение, но и  противостояние.

— Выходит, религиозные ценности выше закона?

— Религия сама привержена верховенству закона, его господству в обществе. Все люди должны подчиняться закону. Нет ничего и никого выше закона. Пророк Мухаммад (мир ему и благословение Всевышнего) говорил, что одна из причин гибели предшествующих нам наций была в разделении людей: когда кто-то из бедной семьи совершал проступок, его наказывали, а члену знатного семейства сходило с рук. Да, такое разделение приводит к  разногласию и конфликтам. По идее, верховенство закона должно быть вне времени. Однако там, где неспокойно, где идет война, закон часто не соблюдается.

— Ежедневно сводки информагентств пестрят сообщениями, что «Талибан» в одном районе захватил власть, в  другом казнил представителей официальных органов и  т.д. В  чем их сила? Вчера их считали ставленниками Америки, а сегодня кто стоит за ними?

— В  местном самоуправлении в  связи с  большими внутренними противоречиями, противостоянием были допущены ошибки. В  результате те, кто мог противостоять «Талибану», покинули поле боя. В  регионах под предлогом «разоружения» разоружали местное население, их лишили местного самоуправления, и этим воспользовались в  «Талибане». Если не будет пересмотрена стратегия национальной безопасности, если не будут привлечены те силы, которые раньше защищали Афганистан, страна столкнется с серьезными проблемами. А «Талибан» и в прошлом, и сегодня, конечно, получал и получает помощь извне.

— Американская военная сила может противостоять «Талибану»?

— Сколь бы могущественным ни было иностранное государство, оно не может обеспечить безопасность другого государства. Безопасность нации — дело рук самой нации. Если она сама не в состоянии ее обеспечить, то это несостоявшаяся нация. Иностранные силы могут содействовать, но не смогут решить проблемы безопасности другой страны. Иностранный солдат и в мыслях не допустит жертвовать собой ради восстановления мира на чужой земле. Тем более иностранное государство всегда имеет свои закулисные экономические и политические интересы. Поэтому мы не должны полагаться, что кто-то из-за границы придет и защитит нас. Единство всех наций и народностей — вот в чем спасение Афганистана. И только патриотизм, самосознание могут вывести нас из этого тупика. К счастью, с самого начала борьбы за нашу свободу эта сила воодушевляла народ Афганистана. Мы не можем ждать, когда наша полиция, наша армия усовершенствуются. А  должны прямо сейчас использовать те возможности и силы, которые были в стране в период борьбы против военных Советского Союза, а также в период сопротивления.

 — Изменило ли вступление вооруженных сил США в Афганистан мнение людей в отношении русских?

— Прежде всего нужно учесть, что русские в нашу страну вторглись самовольно, а американцы подписали с нами соглашение об обеспечении безопасности в регионе, о борьбе с терроризмом. В то же время должен сказать, что из-за непонимания нашего менталитета, нашей культуры иностранные силы, в том числе американцы, допустили ряд ошибок. Но вовремя это осознали, да и население поняло, что допущены были они не специально. Американцы тоже стараются не зацикливаться на них. Они осознают, что в нашу страну пришли не для истязания населения, а  ради перестройки, ускорения этого движения.

— Кого народ Афганистана видит в лице американских миротворцев — завоевателя или спасителя?

— В  данный период присутствие иностранных военных сил в  Афганистане необходимо. Но  оно должно быть узаконено государством, парламентом соответствующими соглашениями. Тогда люди поймут, что ради национальной безопасности мы попросили у международного сообщества иностранной помощи. И это обусловлено прежде всего национальной и государственной ответственностью за судьбу страны, народов, населяющих ее.

 Если другие страны окажут содействие Афганистану на принципах справедливости и верховенства законности, то могут завоевать доверие народа и повести его к общей заветной цели. Конечно, если защищать одинаково интересы всех, а  не отдельно взятых племен или региона. Это касается и  правительства, чтобы оно одинаково отстаивало права всех своих граждан, создало благоприятные условия для формирования национального единства. Тогда и и народ поверит, что интересы племен и наций взаимосвязаны с ин- 202 203 тересами государства. Если правительство сумеет укрепить в  народе доверие к  себе, тогда и  зародится национальное согласие.

— В этой ситуации чем может быть полезен Афганистану миротворческий опыт Таджикистана?

— Опыт Таджикистана очень ценен. На  определенном этапе и правительство, и таджикская оппозиция поняли, что если не будет Таджикистана, не будет и их. И только сохранение государства, его единства может претворить в жизнь чаяния, надежды всех таджиков и таджикистанцев. Именно на этой основе правительство и оппозиция решили все свои проблемы. Надеюсь, этот процесс продолжится и устранит кризис недоверия, и Таджикистан встанет на путь развития.

Как показывает ваш опыт, можно иметь разные позиции, острые разногласия, но когда речь идет об интересах страны и народа, очень важно преодолеть их, сплотиться и защитить святое дело нации. Так поступили в  Таджикистане, и это полезный урок для Афганистана.

— Часть боевиков, сложив оружие, подключились к созданию нового Афганистана. Другая часть пока остается вооруженной. Что удерживает их от перехода к мирной жизни?

 — В  той части Афганистана, где влияние «Талибана» меньше, люди уже заняты своей обычной жизнью. В более напряженных районах многие, опасаясь за безопасность своих родных, оружие еще не сложили. Более того, собирая оружие, там на людей оказывали сильное давление. Это породило волну возмущения и протесты, так как закон о разоружении не учитывал их ситуацию. — Одно время руководство Афганистана практиковало политику привлечения полевых командиров в центральное правительство, таким образом отделяя их от боевиков. Часть командиров, разгадав тактику, вернулась в свои регионы. Пример этому Дустума. Оправдала ли себя такая политика?

— По сути, в том, что правительство взяло власть в свои руки, есть и  заслуга командиров, которые сотрудничали с центральной властью. Однако потом сотрудничество прекратилось, так как некоторых командиров, особенно тех, кто в советское время был в центре этих событий, посчитали агентами. Хотя большинство из них могли сыграть созидательную роль в министерствах обороны, внутренних дел, безопасности и в других структурах. Но этого не случилось, и недовольные такой политикой командиры отдалились от правительства. А если бы стороны тогда действительно перешли к  сотрудничеству, думаю, «Талибан» не смог бы так безнаказанно совершать свои жестокие набеги по афганской земле. Уже позднее, в кризисной ситуации, с «Талибаном» стали бороться совместно, но будь такая солидарность вначале, не было бы столь ужасающих потерь.

 — Сейчас правительство снова привлекает командиров к  власти. Ярким примером является генерал Фахим, который был сначала отстранен, а  теперь утвержден на должность главного военного советника Президента страны. Изменит ли это ситуацию к лучшему?

— Думаю, что повторное возвращение одного человека в  госструктуру погоду не сделает. С  привлечением двухтрех командиров ситуация не изменится. В этот кризисный и чувствительный период можно положиться только на те силы, которые защищали афганский народ и  во времена присутствия советских военных, и в период борьбы с «Талибаном». Именно они — самый реальный, надежный элемент в обеспечении безопасности государства и народа.

— Другая злободневная тема региона  — наркотики. Насколько известно, по объему производства наркотических веществ Афганистан занимает второе место в мире. Одни говорят, что материальная нужда заставляет людей заниматься выращиванием опиумного мака; по мнению других, мусульмане таким образом хотят уничтожить кафиров. А что думаете Вы?

— Я сторонник первого мнения — причина в материальной нужде. Что в прошлом, что во времена правления «Талибана», что сейчас, именно трудности жизни и готовые к посеву поля вынуждают людей заниматься его выращиванием.

 — Афганистан для Таджикистана является дружественной страной. Однако есть государства, которым невыгоден мир и  спокойствие в  наших странах. Я  имею в  виду те из них, которые под прикрытием защиты ислама и  демократии в  Афганистане и  Таджикистане реализуют свои закулисные интересы. Как мы должны действовать в этих обстоятельствах?

— Я такого же мнения, что Таджикистан и Афганистан — это два соседа и  друга, которые имеют общие интересы. Но вы правильно отметили, что не всем это нравится и они ждут не дождутся, чтобы мы попали в  яму социально-экономического кризиса, и  они «рукой помощи» творили бы что хотели. Но  Афганистан и  Таджикистан миновали период враждебности, наши экономические и  культурные отношения будут развиваться на основе братства. Уверен, кто-то или что-то не может помешать этому процессу. А для этого, во-первых, стороны должны укреплять границы, защищающие их. Во-вторых, все соглашения должны быть прозрачными, равно учитывающими интересы сторон. Оба государства должны думать не только о  своих интересах, но, получая выгоду от экономических отношений, должны быть в той же мере благосклонны к партнеру.

— Как ваш народ воспринимает народ Таджикистана: как соседа, единоверца или как республику-последыша Советского Союза?

 — Таджики был и  есть свободолюбивый народ с  древнейшей культурой. Мы  сердцем чувствуем вашу искренность. И посмотрите, как во время войны и в Таджикистане, и в Афганистане наши народы, несмотря на свои трудности, помогали друг другу, чем могли. Любовь, которую питаем мы к нашим братьям-таджикам, — это навеки веков.

— По  нашим данным, народ Афганистана обеспечен электричеством всего на 6 %. Как восприняли афганцы инвестиции Соединенных Штатов в  строительство линии электропередачи из Таджикистана в  Афганистан?

— Афганистан действительно остро нуждается в электроэнергии. Поэтому мы заинтересованы в передаче электроэнергии из вашей страны любой ценой, так как это ключ к решению многих наших острых экономических проблем. Вместе с тем мы должны подготовить почву для строительства электростанций внутри страны.

— Таджикистан в свое время для транзита электроэнергии через соседнюю страну столкнулся с проблемами. Не повторится ли ситуация с Афганистаном?

— Ваши трудности с  соседней страной, возможно, возникли в связи с налаживанием отношений с Афганистаном. Однако мы не хотим создавать проблемы другой стороне. Продление линии электропередачи через Афганистан прежде всего выгодно нам. Из-за политических разногласий амбиции не должны страдать экономические интересы стран региона. В противном случае одна проблема может создать кучу других проблем.

— Таджикистан предлагает строительство двух электростанций на Амударье. Как на это смотрит Афганистан? — Я  поддерживаю это предложение. Так как Амударья расположена между Таджикистаном и Афганистаном, важно прийти к взаимовыгодному соглашению.

 — Наш народ уважает Вас как политика и как религиозного лидера. Потому важно Ваше мнение вот о чем: некоторые хотят совмещать религиозную деятельность с государственной, правильно ли это?

— Мои братья таджики — очень набожные люди. В советское время я приезжал в Таджикистан и не раз был свидетелем того, как коммунистический режим притеснял верующих и даже снимал с постов, но не мог поколебать их веру.

Но в Таджикистане должны помнить, к каким бедам привело религиозное противоборство. Сегодня Аллах подарил им сплоченность, единство и настоящую национальную независимость. На мой взгляд, живя в обстановке мира и согласия, которые победили бессмысленную войну, нужно всем действовать только в рамках закона, чтобы не рассыпалось завоеванное единство. Все интеллектуальные силы Таджикистана должны работать на то, чтобы не было разногласий, чтобы власть укреплялась, а страна развивалась.

2006 г.

Акс, видео, хабарҳои ҷолибро фиристед: Viber, Whatsapp, IMO, Telegram +992 93-111-08-61


Все комментарии

Станьте первым, кто оставит свой комментарий.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.