Рӯзнома зиёд, "Тоҷикистон" яктост!

Начало неоконченной войны

Бронетранспортер № 165, на котором командующий советской 40-й армией, генерал Борис Громов 15 февраля 1989 года покидал территорию Афганистана, до сих пор в строю: теперь он несет службу в войсках Таджикистана. Стальной свидетель этой последней советской войны, он уже через три года стал свидетелем отозвавшейся для республики эхом войны гражданской, а также того, что афганская эпопея так и не кончилась…

Минимальное вмешательство

В конце декабря 1979 года, когда нас – молодых лейтенантов, офицеров запаса 201-й мотострелковой дивизии – срочно призвали в ее ряды, ничего не предвещало почти десятилетней войны. Все «конспиративно» говорили о  «грандиозных учениях»: морозным зимним утром по Хлопковому спуску, улице Негмата Карабаева и дальше по дороге на полигон в Ляуре, бесконечными колоннами шли танки, БТР, БМП и прочая бронированная «аббревиатура», приводя в недоумение душанбинцев, с интересом взиравших на стальную лавину с «островков» троллейбусных остановок. И только нескончаемый рев десятков транспортных «ИЛов» и «АНов» над головой, летящих строго в одном направлении – на юг, будил тревожные мысли о событиях у наших южных соседей – афганцев. Вскоре 201-я МСД на долгие девять лет уйдет в Афганистан, и эта война «за речкой» станет обыденностью для таджикистанцев: для кого – местом гибели в бою (на территории нашего южного соседа тогда погибло 94 жителя Таджикистана), а для кого (к примеру, для контрактников-переводчиков с фарси) – просто местом работы.

Ввод советских войск в Афганистан не был вторжением, а, говоря языком современной политологии, – «военной помощью дружественному режиму». Именно поэтому части советской 40-й армии, осуществлявшие эту помощь, назывались «Ограниченным контингентом советских войск» (ОКСВ) в ДРА. Численность их, действительно, была  скромной: от 40 до 106 тысяч солдат и офицеров в разные годы. В боевых операциях принимало участие только двадцать процентов от этого состава, а остальные несли охранную службу по обеспечению мира и спокойствия на всей территории страны, занимались обеспечением безопасности дорог и промышленных объектов, доставкой народнохозяйственных грузов по провинциям, обучением военнослужащих афганской армии. Теоретически именно эта самая афганская армия и должна была воевать с политическими противниками власти – объединенным фронтом моджахедов, вобравшим в себя десятки несогласных с политикой Народно-Демократической Партии Афганистана разномастных организаций. На практике вышло по-другому: с каждым годом своего пребывания здесь советским войскам приходилось все больше воевать… вместо своих союзников! Как следствие – происходило наращивание численности ОКСВ…

Тем не менее, уже к 1986 году во многих регионах Афганистана наступила политическая стабилизация. Это относится, прежде всего, к северным провинциям, населенным таджикским, узбекским и туркменским населением. На этой территории процветала торговля, работали сотни школ, больниц, кинотеатров; а советские военнослужащие и гражданские специалисты в Балхе, Тахоре и Джуазджане могли спокойно ходить по улицам без оружия. За время «афганской войны» на территории страны Советским Союзом было построено свыше ста двадцати заводов, элеваторов, электростанций и оросительных систем; десятки тысяч афганцев получили высшее образование в вузах и техникумах России, Украины, Узбекистана, Таджикистана.

Решение о выводе советских войск из Афганистана, принятое руководством СССР в 1988 году, было вызвано вовсе не их военным поражением в борьбе с отрядами моджахедов, поддержанных всем Западом, Китаем и исламским миром, а причинами политическими: в СССР начался кризис правящей партийно-правительственной элиты, стремящейся конвертировать свою власть в деньги, что неминуемо предполагало тесную дружбу с США и их союзниками. Афганистан стал в этой политике разменной монетой, пропуском в «светлое постлиберальное будущее». На этом фоне гибель пятнадцати тысяч советских военнослужащих выглядит напрасными потерями…

Погружение в насилие

В течение 1988 – начала 1989 года советские войска были полностью выведены из Афганистана, а заботы о сохранении власти и продолжении «демократического строительства» легли на плечи правительства доктора Наджибуллы. Однако режим не спас ни факт выхода из страны «советских оккупантов», ни мощная армия, созданная при их помощи и насыщенная советским оружием: в 1992 году к власти в стране пришли моджахеды, и  Афганистан вскоре погрузился в пучину ожесточенной гражданской войны, унесшей за последующие девять лет жизней гораздо большее, чем за весь период советского военного присутствия.

Особого ожесточения она достигла после 1996 года, когда к власти в Кабуле пришло движение «Талибан». Именно с этого времени между конфликтующими сторонами в стране произошла окончательная поляризация, разделившая ее народ на стремящихся восстановить Афганистан в качестве своего этнократического государства пуштунов и не желающих больше играть в нем третьи роли «бедных родственников» «непуштунов», т.е. таджиков, узбеков, хазарейцев и пр.! 

Последние, объединенные в «Северный альянс», пользовались поддержкой среднеазиатских государств (кроме Туркменистана), России и Ирана. Однако талибы, за которыми стояла поддержка Пакистана (вплоть до использования регулярной армии), сумели до осени 2001 года загнать «Северный альянс» в северо-восточный угол Афганистана, где последний контролировал всего пятнадцать процентов территории страны. При этом на остальную часть государства, объявленного «Исламскими Эмиратами Афганистана», опустился мрак средневековья: этнические и религиозные чистки, ликвидация школ и вузов, запрет исполнения музыки и бесконечные казни по поводу и без…

Для окружающего мира происходившее в то время в стране было, быть может, не очень заметно, пока талибы не взялись… за борьбу с «идолами»! Речь идет о двух гигантских статуях Будды, вырубленных в скалах в II–V вв. — в пору распространения здесь буддизма. Уничтожение состоялось после указа лидера талибов муллы Мухаммада Омара от 26 февраля 2001 года: «Бог един, а эти статуи поставлены для поклонения, что ошибочно. Они должны быть разрушены, чтобы не быть объектом культа ни сейчас, ни в будущем».

Мировая общественность была в шоке: ЮНЕСКО осудил действия талибов, заявив, что «ужасно видеть хладнокровное и расчетливое уничтожение культурных ценностей, которые являются наследием афганского народа и всего человечества».  Министерство иностранных дел Индии назвало решение талибов «атакой на культурное наследие не только афганского народа, но и всего человечества». Конструктивнее всего подошел к этому событию Иран, десятилетия склоняемый Западом, как теократическое государство: сначала иранское агентство новостей «Iran News» заявило, что решение талибов, будучи «принятым во имя ислама, бросает тень на священную религию», а затем предложило за свой счет выпилить из скал и «эвакуировать»  злосчастные статуи с территории Афганистана!

Талибов это только позабавило: статуи были уничтожены в несколько этапов в течение двух недель, начиная со 2 марта 2001 года. Первоначально они были обстреляны с помощью зенитных орудий и артиллерии. Это нанесло серьезный ущерб, но не разрушило их. Позднее варвары разместили противотанковые мины на дне ниши так, чтобы, когда обломки скал упали от артиллерийского огня, статуи получили бы дополнительные разрушения на минах. В конце концов талибы спустили людей вниз по скале и заложили взрывчатку в отверстия на статуях. Когда же и это не помогло полностью уничтожить лицо одного из Будд, была запущена ракета, оставившая зияющую дыру в обломках каменной головы.

Вперед в прошлое?

В октябре 2001 года после известных терактов в Нью-Йорке и Вашингтоне, американцы, определив главного их виновника в лице Аль-Каиды и вычислив ее главные базы в Афганистане, вторглись в страну, звучно назвав операцию «Несокрушимая свобода». Вскоре к ним присоединились и их союзники по НАТО. В 2010 году численность военного контингента ISAF достигла ста тридцати тысяч человек. При этом никто не считал числа контрактников частных военных компаний (ЧВК), несущих охрану объектов, а часто и самостоятельно ведущих боевые действия в стране в интересах своих далеко не бедных корпораций! Однако тринадцатилетняя операция «Несокрушимая свобода» так и не принесла результатов: визит объединенных сил Запада на «кладбище империй», как назвали Афганистан в начале 1990-х годов политологи, не увенчался успехом – до конца 2014 года войска США и их западных союзников должны были быть полностью выведены с территории Исламской Республики Афганистан. Западная коалиция потеряла за это время 3417 военнослужащих, из них 2306 – американцев.

Что ожидает эту многострадальную страну в недалеком будущем? Многие эксперты предрекают возобновление здесь гражданской войны, причем войны гораздо большего размаха и ожесточения, чем та, что полыхала в 1992-2001 годы: выросло новое поколение, привычное к силовому переделу власти; страна перенасыщена оружием, завезенным сюда за последние восемнадцать лет, тысячи шиитов-хазарейцев приобрели боевой опыт в войне с ИГИЛ в Сирии. 

Афганскую национальную армию вряд ли можно назвать «надеждой и  опорой» нынешней власти: треть ее состава постоянно находится в бегах, а опыт боевых действий имеет лишь ничтожный процент ее частей!

Советским солдатам, пересекшим мост через Амударью в Хайратоне  тридцать лет назад, казалось, что они действительно, выполнив свой интернациональный долг, оставляют за спиной мир и процветание, но на самом деле они ушли из неоконченной войны…

В.В.Дубовицкий, бывший старший лейтенант

 и офицер запаса 201-1 МСД

Все комментарии

Станьте первым, кто оставит свой комментарий.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.